Елена Блаватская — вестница духовного мира.

      Эту неординарную женщину величали Сфинксом XIX века, ибо загадок после себя она оставила не меньше, чем колосс в Египте. В любом случае отношение к ней всегда было неоднозначным: одни восхищались, завидовали, третьи причисляли ее к категории падких до легкой наживы шарлатанов. Ну, а те, кто ста­рался сохранить объективность и подробно знакомился с выпавшими на ее долю приключениями, в конечном итоге приходили к выводу, что Елена Петровна Блаватская человек неординарный. Здесь надо напомнить, что в XIX веке участь женщин, в большинстве случаев, была едина — выйти замуж и заниматься домашним хозяйством. Тем не менее, несмотря на общественные каноны, Елена Петровна умудрилась почти три раза обогнуть Земной шар, собрать сакральные знания древних, объединить их в единую философскую систему и организовать Теософское общество, по­следователями которого стали более 60 тысяч человек по всему миру. И именно она открыла путь в европейскую куль­туру буддизму и медитации, кришнаитам и йогам, учению о карме и реинкарнации.

Елена Петровна Блаватская

       Это вторая часть статьи, первую вы можете прочесть здесь. Елена Петровна Блаватская происходила из русской аристократической семьи, но никогда не любила говорить о своей весьма примечательной родословной. Родилась она ночью 12 августа 1831 года в городе Екатеринославе (ныне Днепропе­тровск), в семье известной писательницы того вре­мени Елены Андреевны Фадеевой и военнослужа­щего Петра Алексеевича Гана — славного потомка макленбургских графов. Родственники Елены по материнской линии также принадлежали к одному из самых древних родов, восходивших к Рюрику, основателю династии русских князей. Бабушка, Елена Павловна Долгорукова, неплохо разбира­лась в искусстве, интересовалась естествознани­ем и состояла в ученой переписке со знаменитыми европейскими натуралистами.

      По причине военной службы Петра Алексеевича, семье приходилось часто менять место житель­ства. Так, в 1835 году Ганы оказались в Одессе, где у Елены появилась сестра Вера. Затем, последова­ла череда городов — Тула, Курск, Петербург, Астра­хань, Полтава... Нигде они подолгу не задержива­лись, пока не добрались, наконец, до Саратова, где дед Елены по верховному приказу должен был за­нять пост губернатора.

      После того, как 6 июля 1842 года мать нашей ге­роини скоропостижно скончалась от чахотки, оси­ротевшую девочку взяла на воспитание бабушка, знавшая пять языков, умевшая отменно музициро­вать и писать картины. Семья Фадеевых жила до­вольно неплохо, и каждое лето проводила на губер­наторской даче под Саратовом. Там, окруженный лесом, стоял большой старинный дом с огромным садом и прудами. Маленькой Лене там особенно нравилось. К живой природе она относилась весь­ма трогательно, разговаривала с животными и пти­цами, видя в них то, чего не видели другие дети. Она могла настолько увлекательно рассказывать о приключениях абсолютно любого живого суще­ства, что ее товарищи по играм буквально проника­ли вместе с ней в этот невидимый мир. Все думали, что она черпает эти увлекательные рассказы в сво­ем воображении, а в действительност и перед ней раскрывались страницы незримой летописи при­роды. Зимой же, когда природа засыпала, девочку привлекал необыкновенный кабинет ее ученой ба­бушки, весь заставленный книгами, коллекциями минералов, гербариями и чучелами животных.

      Еще же юная Елена, так не похожая на других детей, с самого раннего возраста тянулась к очень странным людям. Одним из них был старик, сто­летний пасечник, живший неподалеку от Сарато­ва. Как только выпадал удобный случай, девочка старалась его навестить. В деревне пасечника считали колдуном и поговаривали, будто он умел предрекать будущее. Старик и девушка быстро нашли общий язык и часами напролет вели странные беседы о вещах, ведомым лишь им двоим. А однажды, когда Лена задержалась дольше обычного и бабушка сама пришла за ней, пасечник сообщил, что внучка ее — человек непростой и в будущем сыграет великую роль.

      Необычные способности Елены проявились нео­жиданно. Поначалу ее стали посещать видения, сре­ди которых особо выделялся индус в белой чалме. Он всегда имел один и тот же образ, и вскорости Елена привыкла к его незримому присутствию. Утвержда­ла даже, что он оберегает ее в минуты опасности, приводя в подтверждение своих слов такой пример. Однажды, совсем еще маленькой, она захотела рас­смотреть картину, висевшую высоко на стене и за­навешенную белым полотном. Оставшись в комнате одна, придвинула к стене стол, втащила на него ма­ленький столик, на столик поставила стул, а затем вскарабкалась на эту импровизированную пирами­ду. Упираясь одной рукой в стену, другой схватила уголок занавески, но в то же мгновение потеряла равновесие, и больше уже ничего не помнила. Самое интересное, что, очнувшись, обнаружила себя лежа­щей на полу, причем совершенно невредимой. А вся нагроможденная ею мебель стояла на своих местах. Полотно на картине так и осталось задернутым, но в качестве доказательства остался след от ее малень­кой ручки на свежепобеленной стене.

      После того, как в 1848 году дед получил новое значение в Тифлис, семья Фадеевых дружно последовала за ним. Как вдруг, едва освоившись на новом месте, семнадцатилетняя Елена ошарашила до­мочадцев новостью о предстоящем замужестве. В женихи себе она выбрала сорокалетнего годившегося ей в отцы эриванского вицегубернатора Никифора Васильевича Блаватского. Повздыхав, семья одобрила выбор. Но буквально через месяц с не­большим, к ужасу деда, внучка бросила мужа и из Эривани снова верну­лась в Тифлис. Тогда властный дед попытался отправить ее к отцу, снабдив мно­гочисленной свитой (правильнее было бы сказать, охра­ной). Несмотря на предпри­нятые меры предосторож­ности, Елена, ускользнув от охранявших ее слуг, одна верхом на ло­шади умчалась в неизвестном направлении. Надо ска­зать, что в те времена это было весьма рискованным по­ступком. Тем не менее, всеми правдами и неправдами беглянке удалось пересечь русско- турецкую границу и «зайцем» на корабле добраться до Константинополя.

Елена Петровна Блаватская

      Через некоторое время в дом Фадеевых пришло письмо. Писал знаменитейший в Европе бас Митрович. Артист приносил свои извинения за то, что по причине гастролей не может приехать лично, и сообщал, что имеет намерение жениться на Еле­не Петровне. Известие произвело эффект разо­рвавшейся бомбы, особенно, если учесть, что по закону Елена оставалась женой Блаватского, так как развода они не оформляли. Так начался новый этап жизни нашей героини — череда путешествий увлекательных приключений и загадочных событий длиною в два десятилетия. Даже горячо любимая ею сестра и та долгое время не знала ничего опре­деленного о местонахождении Елены, приходя иногда к мысли, что той и в живых-то уже нет.

      Опуская перипетии взаимоотношении с Митровичем (о которых, впрочем, мало что известно), вкратце можно упомянуть, что сначала барышня побывала в Египте и Афинах, затем направила свои стопы в Тибет. К своему большому сожалению, не добравшись до этой горной, закрытой для европейцев страны, Елена уехала в Англию, где, по ее словам, в 1851 году встретила своего Учителя, являвшегося ей в видениях детства. Следующие два года она путешествовала по Южной Америке, после чего направилась в Индию, чтобы опять попытаться проникнуть в Тибет. Однако и вторая попытка закончилась неудачей. Тогда Елена Пе­тровна через Китай и Японию перебралась в США, пожила там некоторое время, неизвестно чем занимаясь, а в декабре 1858 года неожиданно появилась в Тифлисе у своей родни.

      По воспоминаниям современников, внучка Фаде­евых вернулась из странствий человеком, одарен­ным исключительными свойствами. Как вскорости выяснилось, она оказалась сильнейшим медиумом, но в свои 27 лет это состояние еще не умела кон­тролировать. Проявлялось же оно в том, что сейчас называют полтергейст. Сама Елена Петровна так описывала свои ощущения: «Даже не знаю, что за напасть такая! Пристала ко мне какая-то сила. Мало того, что кругом меня все стучит и звенит, но и вещи движутся, подымаются без толку и надобности... Да и, кроме того, осмысленные проявления выказыва­ет: в разговоры стуками мешается, на вопросы от­вечает и даже мысли угадывает».

      Продолжение в следующей статье Елена Блаватская - вестница духовного мира. Часть 2.

1 комментарий: Елена Блаватская — вестница духовного мира.

Страница 1 из 11
Страница 1 из 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поиск

Рейтинг@Mail.ru